Постапокалипсис богатых и красивых: рецензия на сериал "Эпидемия"

Новости | 15.11.2019

На платформе Premier стартовал сериал Павла Костомарова «Эпидемия» — экранизация романа Яны Вагнер «Вонгозеро». По сюжету группа зажиточных жителей Подмосковья отправляется в путешествие, чтобы спастись от неизвестного смертельного вируса. В проекте снялись Кирилл Кяро, Марьяна Спивак, Юрий Кузнецов, Александр Робак и Анна Михалкова. Кинокритик «Газеты.Ru» Павел Воронков посмотрел пилотный эпизод «Эпидемии» и рассказывает, что с ней не так.

Москва охвачена эпидемией вируса, который убивает человека за три-четыре дня. Город перекрыт, в нем орудуют мародеры из числа гражданских и военных. Жители элитного Подмосковья, до которого зараза еще не добралась, объединяются в отряд и отправляются в путешествие, чтобы пережить страшную чуму. Компания пестрая: грустный Сергей (Кирилл Кяро), его бывшая жена Ирина (Марьяна Спивак) с их общим сыном Антоном (Савелий Кудряшов), нынешняя супруга Анна (Виктория Исакова) с ребенком от первого брака Мишей (Эльдар Калимулин), их сосед Леня (Александр Робак) с беременной женой Мариной (Наталья Земцова) и дочкой Полиной (Виктория Агалакова) и отец Сергея — Борис (Юрий Кузнецов).

Сериал «Эпидемия» поставил режиссер Павел Костомаров, среди прочего участвовавший во втором сезоне очаровательно-трэшового «Чернобыля. Зоны отчуждения». Менее широкой публике Костомаров может быть известен по работам с документалистом Александром Расторгуевым, убитым в прошлом году в ЦАР: сериалу о российской оппозиции «Срок. Начало большой истории» и экспериментальной дилогии «Я тебя люблю»/»Я тебя не люблю».

Перед тем, как стартовать на платформе Premier, проект успел заехать на фестиваль сериалов в Каннах. Кроме того, в апреле на ММКФ показывали полнометражную ленту «Эпидемия. Вонгозеро», которую продюсеры хотели выпустить в прокат перед сериалом в качестве приквела, — но, видимо, не сложилось.

Стоит сразу отметить, что ждать от «Эпидемии» кровавого зомби-пиршества бессмысленно (здесь и зомби-то, в общем, нет). Это в первую очередь отношенческая драма о красивых и богатых, оказавшихся в предельно экстремальных условиях, а уже потом все остальное: грубо говоря, «Содержанки» и «Садовое кольцо» в декорациях биологической катастрофы и со структурой роуд-муви. Пилотная серия четко обозначает ключевые конфликты: герой Кяро помещен между бывшей и нынешней женами, Ирину бесит Анна, Анну бесит карикатурный сосед Леонид, Сергея бесит отец, Полину бесят все, кроме Миши. К сожалению, выяснять отношения герои иногда начинают в самых неподходящих ситуациях. Во всяком случае, едва ли у зрителя должно возникать желание напоминать персонажам истории про апокалипсис о том, что за порогом вообще-то активно разворачивается конец света.

В оригинальном романе Яны Вагнер «Вонгозеро», вышедшем порядка десяти лет назад, в центре повествования находилась Анна (жена). В адаптации на первый план выведен Сергей (впрочем, в титрах актер Кяро прописан второй строчкой — после Виктории Исаковой). Смена героини на героя — довольно удручающее решение; пока есть подозрение, что в этой вселенной действуют только мужчины, а женщинам отведено покорно ждать их возвращения дома: «Я понимаю, что это очень по-бабски прозвучит, но пообещай мне, что всегда будешь рядом». Единственное исключение — бунтарка Полина, которая справляется со свалившейся проблемой самостоятельно.

Сильные стороны у «Эпидемии» определенно имеются. Пилотная серия демонстрирует ряд симпатичных операторских и монтажных решений. С визуальной составляющей здесь все в порядке: окрашенное желтым московское небо — зрелище довольно завораживающее. Кирилл Кяро смотрится традиционно вяло (и почти ничем не отличается от себя же в «Лучше, чем люди»), однако остальной актерский ансамбль коллективными усилиями компенсирует этот недостаток. Внушительнее всего выступает Юрий Кузнецов, изображающий всесильного русского мужичка-лесовичка с ружьем на перевес. Александр Робак менее угрюм, чем в «Шторме» Бориса Хлебникова, однако при грамотном развитии персонажа, скорее всего, выдаст еще одну крепкую позицию в своей фильмографии. Теперь остается только дождаться появления Анны Михалковой — одной из сильнейших артисток в стране прямо сейчас.

Все это, впрочем, несколько меркнет на фоне общей картины. Здешний апокалипсис — видимо, просто апокалипсис, под которым ничего не имеется в виду. Это кажется обидным упущением, поскольку жанр предполагает неограниченный простор для метафорических маневров, и его лучшие представители как раз активно им пользуются. Взять хотя бы «Метро 2033» Дмитрия Глуховского — отличную историю про сансарическое колесо губительных идей и идеологий, где особенно ярко описывается шовинистический страх перед мигрантами. В России 2019-2020 годов достаточно выглянуть в окно или включить новости, чтобы увидеть замкнутый на себе триллер с элементами хоррора, поэтому на экране он представляется вещью необязательной. «Эпидемия» использует потенциально мощный сеттинг, но использует его, кажется, просто так.

Книга Вагнер страдала примерно от тех же проблем, но ее появление удачно совпало с эпидемией «свиного гриппа». Как и в случае с дебютным хитом Глуховского, «Вонгозеро» сначала публиковалось в сети по мере написания и завоевало культовый статус, а уже потом вышло в бумажной версии. Занятно, что оба произведения экранизируют ТНТ и ТВ-3: полнометражную версию «Метро 2033» обещают в 2022-м.

Сериальная «Эпидемия» природной пиар-кампанией похвастаться не может, а взамен ничего не предлагает. Вместе с тем она активно заигрывает с жанровым наследием и использует множество штампов. Подобное можно было бы простить, применяйся они вовремя и по назначению, но взамен знакомые сценки разбросаны по сюжету как будто случайным образом. Из-за этого они не вызывают нужного отклика. Эпизод с попыткой изнасилования в исполнении резко ударившегося в мародерство военного мог бы стать одним из самых удачных моментов серии, однако смотрится нелепо и надуманно. Сомнительная попытка скопипастить великую музыкальную тему Джеймса Мерфи из «28 дней спустя» только усугубляет положение.

«Эпидемия» выдавливает слезу откровенно манипулятивными образами вроде зараженной маленькой девочки в школе, но сильного драматического эффекта, как, например, в «Чернобыле» Крейга Мазина, они не дают. Хотя бы потому, что со здешним нагромождением условностей без конца хочется спорить: сложно себе представить, что дела приняли настолько скверный оборот настолько стремительно — и полная анархия воцарилась в течение пары суток.

Избитый прием с выступающим в телепередаче экспертом, которого обрывают на полуслове, в 2019 году выглядит дико. По здешней логике граждане за 30, видимо, не пользуются даже «Яндекс.Новостями» (кстати, добавляйте «Газету.Ru» в предпочтительные источники), хотя в книге именно так и было, а правдивые сведения становятся прерогативой подростков, которые пересылают другу другу блогерские ролики во «ВКонтакте». Собственно, линия двух персонажей-тинейджеров пока выглядит интереснее всего. Миша — юноша с синдромом Аспергера — для российских экранов явление чуть ли не революционное. Бунтарка Полина с черной помадой, только вышедшая из реабилитационного центра, явно позаимствована у западных коллег, но скорее успешно: получилось не инородно, а экзотично.

«Эпидемия» довольно неплохо чувствует себя в серьезном русле, но пару раз резко меняет тональность на мажорную и выруливает в карикатурную комичность. Создается ощущение, будто продюсерам показали рабочий вариант и их испугала тотальная гнетущая безнадега, из-за чего они потребовали сбацать чего-нибудь повеселее. К счастью, эти температурные скачки достаточно быстро сходят на нет уже к середине пилотного эпизода: нужно только перетерпеть и надеяться, что они не вернутся.

В целом у проекта есть шансы стать чем-то внятным и достойным — при условии, что он не будет воспроизводить банальные мысли из книги. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы продемонстрировать низость человеческой натуры, которая обнаруживается в экстремальной обстановке: страшно подумать, сколько раз мы все это уже видели. Актуальности не добавляют даже использующиеся кадры с летних протестных акций, где толпа скандирует: «Отпускай!» Произвол полицейских и военных, а также наплевательское отношение власть имущих к простому народу (зараженных тут натурально без суда и следствия клеймят несмываемой белой краской) — темы не первой свежести даже для российского кино. С другой стороны, в нежелании отобразить сугубо отечественные реалии можно усмотреть претензию на универсальность. Если уж Netflix зачем-то купил возмутительно скверный сериал «Лучше, чем люди», то и определенно более удачная «Эпидемия» вполне может его заинтересовать.

Сериал «Эпидемия» выходит на стриминговом сервисе Premier.