«Ученик» Кирилла Серебренникова: Дарвина нет

Новости | 14.11.2019

Социальная драма про впадение в крайности

«Ученик» Кирилла Серебренникова: Дарвина нет

Старшеклассник Вениамин (Петр Скворцов) однажды становится религиозным фанатиком и начинает терроризировать цитатами из Библии одноклассников, учителей и растерянную мать (Юлия Ауг). Парень идет в крестный поход против бикини на уроках плавания, стращает подругу за бесстыдство, мать за развод, а наиболее агрессивную позицию занимает по отношению к школьному психологу и учительнице биологии Красновой (Виктория Исакова), которая занимается половым просвещением и рассказывает на уроке об эволюции. Единственный друг Вениамина – отверженный и хрупкий Гриша (Александр Горчилин), с которым не общается ни один ученик, потому что у него одна нога короче другой и он слишком слабый, чтобы прижиться в обществе. Но в его преданности фундаменталисту в черной майке чересчур много нежности.

В мае 2014 года Гоголь-центр показал спектакль «(М)ученик» в постановке Кирилла Серебренникова по пьесе современного немецкого драматурга Мариуса фон Майенбурга. Спустя год режиссер решил перенести пьесу на экран, убрав из названия первую букву и заменив исполнителя главной роли (в спектакле — Никита Кукушкин). «Ученик» успешно прошел крещение программой «Особого взгляда» Каннского фестиваля, стал одним из двух наиболее заметных картин «Кинотавра», а теперь выходит в российский прокат.

«Ученик» Кирилла Серебренникова: Дарвина нет

«Ученик» демонстрирует высокий кинематографический уровень, это качественное кино с хорошими актерами, операторской работой и твердой режиссерской рукой. Его проблема в изначальной прямолинейности экранизируемого материала и механическом переносе конструкции в отечественные реалии. Казалось бы, картина резко критикует современное российское общество, но делает это довольно карикатурно, жирно расставляя и документируя популярные либеральные маркеры: учительница-сталинистка носит георгиевскую ленту и заставляет писать сочинение на тему «Сталин – эффективный менеджер»; в кабинете директора – портрет Путина; охранники крестятся, увидев на стене распятие; священник освящает спортивный зал школы, несет чушь и заставляет целовать руку женщину, которая даже не знает, крещеная она или нет. Директриса (Светлана Брагарник) растеряна (образ мятущейся России), она не понимает, что ей делать, во что верить и как думать, потому что как правильно, ей не сказали (интересно, в какой это школе преподают и «Основы православной культуры», и «Половое просвещение» одновременно), и, понятное дело, не может противостоять мракобесию.

Краснова в исполнении Исаковой отстаивает правду и ратует не за веру, а за научные знания, она единственная, кто сопротивляется агрессии (да и вообще одна единственная там, кому не наплевать на учеников), поэтому оказывается изгоем, но и ей сочувствовать не получается, потому что ее атеистическая позиция тоже… слегка зашкаливает, ибо тоже носит характер проповеди и не оставляет выбора. По мнению режиссера, у нее небольшие шансы выжить в среде подавляющего инаковость большинства, но именно с такими людьми он связывает надежды общества. Поэтому именно ей в конце фильма является призрак убитого мальчика, он заставляет ее смягчиться.

По Серебренникову, идеи религиозного фанатизма произрастают из равнодушия, хамства, глухоты общества, которое ведется на цитаты из Библии, не понимая, что зло чаще всего рядится в одежды добра и высокой нравственности. Но, высказанная столь категорично, эта мысль, увы, превращает фильм в транспарант, сделанный как бы специально для того, чтобы разжечь какую-нибудь рознь и оскорбить какие-нибудь чувства.

Ссылки по теме

«Кинотавр»: Краткая история российского кино на фоне истории страны
Российское кино: очень краткая история
Петр Скворцов дебютировал в режиссуре